Покровка. Октябрьский район.

Дорогой друг!

Рады приветствовать Вас на нашем форуме "с.Покровка, Октябрьского района, Приморского края".Чтобы не быть молчаливым гостем на нашем форуме надо войти под своим аккаунтом или пройти несложный процесс регистрации.


Погода

.....
.....
Яндекс.Метрика
Анализ веб сайтов

с.Покровка,Октябрьского р-на,Приморского края

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » с.Покровка,Октябрьского р-на,Приморского края » 4.1 Различные приколы! » Для медицинских работников и не только...


Для медицинских работников и не только...

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

И последняя на сегодня :)

РЕВИЗОР

     Инспекция в сумасшедшем доме выглядит совсем  не  так  помпезно,  как
некоторые представляют. Просто звонят в занюханный районный  психдиспансер
где-то  в  глубине  области  и  сообщают:  у  вас  будет  инспекция,  всем
присутствовать на месте. А дурдому для полноты счастья  вечно  не  хватает
только инспекции.
     Ну  что  -  приезжает  инспектор.  Из  новых.   Представляется.   Его
сопровождают к главврачу и начинают развлекать разговорами и жаловаться на
трудности и нехватку всего. А он отчеты просматривает  мельком  и  норовит
поскорее  перейти  к  обходу.   Направляется   в   пищеблок,   интересуясь
стандартно: "Как у вас с питанием?"  С  питанием  так  себе.  Он  лезет  в
кастрюли, проверяет  котловую  закладку  и  дотошно  проводит  контрольное
взвешивание. И начинает припахивать скандалом, потому что везде,  конечно,
воруют. Инспектор слушает объяснения,  кивает,  соглашается,  но  бездушно
требует накладные на  получение  продуктов.  Дотошно  сравнивает  цифры  с
наличными запасами - ничего, конечно, не сходится: масло не сходится, мясо
не сходится и прочие яйца и ценные овощи-фрукты. Теперь составляем  акт  о
недостаче. Возникают слезы и просьбы.
     А инспектор, карающий меч закона о здравоохранении,  лезет  дальше  и
глубже, сестру-хозяйку трясет: где новое постельное белье? халаты  первого
срока?  полотенца?  Сестра-хозяйка  мелко  жмется,  мекает   и   бумажками
шелестит: нового не  хватает,  старое  списано,  но  наличествует,  рваные
пополам простыни по ведомостям фигурируют за целые две, стиральные порошок
сплыл неведомо куда - переживает сестра-хозяйка, песни о тяжкой доле поет.
А несгибаемый инспектор намерен рисовать акт второй.
     А за инспектором фельдшер ходит, старый змей, всему  облздраву  давно
известный. И что тот пропустит, этот  подсказывает,  подзуживает:  а  вот,
мол, еще на такой моментик мы должны внимание обратить!..
     Начальство клянет вороватых и прожорливых  психов.  Срочно  строит  с
въедливым инспектором личные отношения, прибегает к  обычному  испытанному
варианту: время, значит, уже обеденное, не угодно ли перекусить. Садятся с
ними в казенную машину и везут в  наиприличный  ресторан,  заказывают  все
лучшее. Причем старый змей фельдшер жрет за  двоих  и  пьет  за  четверых,
норовя исключительно самый дорогой коньяк. На халяву-то.
     Но после обеда зараза-инспектор со свежими силами продолжает лезть во
все дыры. А почему у хроников  плохо  пахнет?  А  чему  ж  там  пахнуть  -
розам?.. А почему вот этому делали сульфидин, а в истории не указано?  Как
- не делали, а желваки на заднице отчего, от усиленного жевания по системе
йогов? не надо, любезный, не надо мне врать! А теперь, командует,  выйдите
за дверь, я один с больным побеседую, жалобы  послушаю.  И  все,  сволочь,
записывает себе в журнал. А псих - он летопись бед надиктует!
     Видя такую  напасть,  начальство  отзывает  в  сторонку  потеплевшего
фельдшера. Слушай, говорят по-тихому,  ну  твой  -  зверь!  Он  что  -  не
понимает, или мир хочет  перевернуть?  Можно  как-то  решить  все  вопросы
по-человечески, нормально договориться? Облздраву, пойми, скандал тоже  ни
к чему. Естественно, мы останемся благодарны.
     Фельдшер держится спокойно, солидно. Да, говорит, человек тяжелый. Но
работать с ним можно. Я-то, как старый сотрудник, вас,  конечно,  понимаю.
Если настаиваете - готов попробовать  повлиять.  Авось  удастся...  но  не
знаю...
     Удаляется с инспектором в кабинет. Через полчаса выходит, утирая пот.
Только для вас, говорит, рискую работой и, можно сказать, всем.  В  общем,
между нами, четыре сотни, ну и, презентик там... и я это  дело  по  старой
дружбе улажу...
     Крякают, но какие разговоры. Тут  же  сбор  средств,  быстроногого  в
магазин, вручают конвертик и сверток с парой коньяка.
     И  это  действует.  Инспектор  ликвидирует  свои  записки,  и   после
рукопожатий и взаимных уверений и добрых напутствий садится с фельдшером в
свой москвич с красным крестиком на лобовом стекле, и отбывает восвояси.
     Неплохо отделались. Кому нужно это ЧП, эта  куча  актов  и  грязь  из
дому? Ведь псих - он что? он существо безответное. Легкие - они у  кого-то
огород копают, кому-то мебель таскают.  Тяжелые  -  их  кухня  обкрадывает
вообще беспредельно. Сестрички понемногу наркотики прут, шофер  втридорога
водочку возит.  Везде  при  желании  можно  откопать  недостатки,  и  даже
медицинские ошибки, и завалиться всем дружным коллективом под монастырь. И
тем ухудшить показатели по области.
     Этот инспектор свою службу понял туго, потому  что  в  короткий  срок
обзавелся дорогим костюмом и плащом,  купил  однокомнатный  кооператив  и,
повысив таксу  за  свою  сговорчивость,  сократил  одновременно  процедуру
досмотра. Хорошо жил.
     Только однажды при такой инспекции больной ему говорит:
     - А,  Витька,  здорово!  Отлично  выглядишь!  Что,  опять  залетел  -
обострение?
     Инспектор говорит: позвольте... Врачи, естественно, насторожились,  а
больной щебечет: "Так это ж Витька, мы с ним вместе на Пряжке лежали!"
     Все смотрят на инспектора, и, хотя  извиняются,  но  просят  показать
документы. Инспектор возмущается и  норовит  смыться.  Его  задерживают  и
вызывают милицию.
     Это    было    такое    позорище,    что    областная     конференция
психоневропатологов держалась за головы и лежала вповалку.
     Бывший псих, больной, придумал способ, как жить. У него  был  зуб  на
врачей, так он решил -  я  вам  устрою,  ну  держись!  И  стал  ездить  по
диспансерам как инспектор.  Машину  он  одалживал  у  знакомого,  налеплял
крестик и звонил по справочнику: к вам едет инспекция. Быт  диспансера  он
знал,  а  вдобавок  сошелся  через  приятелей-психов  с  этим  фельдшером,
которого недавно выгнали с работы за вечное пьянство. Но  мало  кому  было
известно, что его выгнали. Псих-инспектор сгоношил фельдшера, пообещав  за
сеанс  хороший  обед,  много  выпивки  и  еще  четвертной  денег,  и   тот
согласился.
     И никому в голову не пришло - звонок  из  Облздрава,  проверяющий,  и
главное  -  при  нем  этот  фельдшер,  который  всем  сто  лет  в  системе
примелькался - не то что позвонить в Облздрав  и  перепроверить,  но  даже
спросить какой-то документ кроме бланка командировки  с  печатью,  которых
фельдшер через кого-то из старых друзей спер пачку впрок!
     Дела заводить не стали,  потому  что  заикаться  о  факте  взяток  за
сокрытие недостатков было всем причастным сторонам не  интересно.  Кстати,
вполне толковые у этого психа  были  замечания.  Обед  и  коньяк  -  вы  ж
понимаете; как же вы даже не посмотрели, кого вы принимаете?!
     Так что фельдшер отделался легким испугом, а  психа  законопатили  на
пару месяцев полечиться, чтобы он не воображал себя инспектором.
     Но купленная за это время квартира осталась ему.

0

32

:lol:  :)  :)  :)  :)  :)  :)  :)  :)  :)
Можно таких много накликать... Однако! Одобрямс...

0

33

Но Веллер то Михаил один! :)

0

34

Если хотите бросить курить, то... :)

увеличить

0

35

Из моего любимого Покровского :) про непроходимость...

ЛЕВ ПУКНУЛ

     Конечно  же,  для  наших подводных лодок  несение  боевой службы  - это
ответственная задача.  Надо в океане  войти, прежде  всего, в район, который
тебе  из Москвы для  несения службы нарезали, надо какое-то  время ходить по
этому  району,  словно  сторож по  колхозному  огороду,  сторожить, и  надо,
наконец,  покинуть  этот  район  своевременно и  целым-невредимым  вернуться
домой. Утомляет это все, прежде  всего. И  прежде всего  это утомляет нашего
старпома Льва Львовича Зуйкова, по прозвищу Лев.
     То, что наш старпом в автономках работает не  покладая рук, -  это всем
ясно: он и на камбузе, он и в корме, он и на приборке, он опять на камбузе -
он везде. Ну и устает  он! Устав, он плюхается в центральном в кресло и либо
сразу  засыпает, либо собирает командиров  подразделений, чтобы  вставить им
пистон, либо ведет журнал боевых действий.
     Ведет он  его  так:  садится и  ноги помещает  на  буй-вьюшку,  а рядом
устраивается мичман  Васюков,  который  под  диктовку  старпома записывает в
черновом журнале  все, что с нами  за  день приключилось, а  потом  он же  -
Васюков -  все это аккуратнейшим образом переносит в  чистовой журнал боевых
действий.
     С этим  мичманом  старпома  многое  связывает.  Например, их  связывают
дружеские отношения: то старпом гоняется за мичманом по всему центральному с
журналом  в  руках, чтоб по голове ему настучать,  то возьмет стакан воды и,
когда  тот  уснет  на  вахте,  за  шиворот  ему  выльет, и  мичман  ему тоже
по-дружески   осторожненько  гадит,  особенно  когда   под  диктовку  пишет.
Например,   старпом  ему   как-то   надиктовал,  когда  мы   район  действия
противолодочной  акустической  системы  "Сосус"  покидали:  "Покинули  район
действия импортной системы "Сосус". Народ уху ел от счастья. Целую. Лелик" -
и мичман так  все это без искажения перенес в чистовой журнал. Старпом потом
обнаружил и вспотел.
     -  Васюков! -  вскричал он. -  Ты  что, совсем дурак, что  ли?! Что  ты
пишешь все подряд! Шуток не  понимаешь? Соображать же надо! Вот  что  теперь
делать? А?
     А Васюков, сделав себе  соответствующее  моменту лицо, посмотрел,  куда
там старпом пальцем тычет, и сказал:
     - А давайте все это как положено зачеркнем, а внизу нарисуем: "Записано
ошибочно".
     После этого  случая все на корабле  примерно  двое суток  ходили  очень
довольные. Может, вам показалось, что народ наш  не очень-то старпома любит?
Нам  сначала самим  так  казалось,  пока  не  случилась  с  нашим  старпомом
натуральная беда.
     Испекли   нам  коки  хлеб,  поскольку   наш  консервированный  хлеб  на
завершающем  этапе  плавания  совсем  сдохшим  оказался.  И такой  тот  хлеб
получился  мягкий,  богатый дрожжами  и  сахаром, что просто  слюнки  текли.
Старпом пошел на  камбуз и съел там полбатона, а потом за  домино  он сожрал
целый батон и еще попросил,  и ему еще  дали. А ночью его прихватило:  живот
раздуло, и ни туда ни сюда - кишечная непроходимость.
     Док немедленно поставил старпома раком и сделал ему ведерную клизму, но
вода вышла  чистая, а старпом  так и остался  раздутым  и  на карачках.  Ну,
кишечная  непроходимость, особенно  если  она  оказалась, скажем  так, не  в
толстом,  а в  тонком кишечнике,  когда  газы не отходят, -  штука страшная:
через несколько  часов перитонит,  омертвление  тканей,  заражение,  смерть,
поэтому  на корабле под председательством командира  срочно прошел консилиум
командного состава, который решал, что делать, но так  и не решил, и корабль
на  несколько  часов  погрузился  в  черноту  предчувствия.  Лишь  вахтенные
отсеков,   докладывая   в  центральный,   осторожно   интересовались:   "Лев
просрался?" - "Нет, -  отвечали им так  же осторожно, - не просрался".  А  в
секретном черновом вахтенном журнале, куда у нас записывается всякая ерунда,
вахтенный центрального печальный мичман Васюков печально записывал в столбик
через  каждые  полчаса:  "Лев  не  просрался.  Лев  не   просрался,  Лев  не
просрался..." Он даже специальную графу под это дело выделил, писал красиво,
крупно, а потом начал комбинировать, чередовать  большое буквы с маленькими,
например  так: "Лев не ПрОсРаЛсЯ", или еще  как-нибудь,  и, отстранившись, с
невольным  удовольствием  наблюдал  написанное,  а корабль  тем временем все
глубже погружался в уныние: отменили все кинофильмы, все веселье,  никто  не
спал, не жрал - все ходили и друг у друга спрашивали, а доку уже  мерещилась
операция и то,  как  он Львиные  кишки в тазик выпустил и там их  моет. Доку
просто  не  сиделось  на  месте.  Он  шлялся за командиром, как  теленок  за
дояркой,  заглядывал  ему в рот и  просил: "Товарищ командир,  давайте радио
дадим,  товарищ  командир,   умрет  ведь".  На  что  командир  говорил  ему:
"Оперируй", - хотя и не очень уверенно.
     Наконец командир  сдался,  и в  штаб полетела радиограмма: "На  корабле
кишечная непроходимость. Прошу прервать службу".
     Штаб молчал  часов  восемь, во время  которых  он, наверное, получал  в
Москве консультацию,  потом, видимо,  получил и тут же  отбил нам: "Сделайте
клизму". Наши им  в  ответ: "Сделали,  не помогает". Те им: "Еще  сделайте".
Наши: "Сделали. Разрешите в базу". После чего там молчали еще часа четыре, а
потом  выдали:  "Следуйте   квадрат  такой-то  для  передачи  больного".  Мы
вздохнули и помчались в  этот квадрат, и тут Лев пукнул - газы у него пошли.
Он сам вскочил, примчался к  доктору с лицом просветлевшим, крича по дороге:
"Вовик, я пукнул!", - и тут же на корабле возникла  иллюминация, праздник, и
все ходили друг к другу и поздравляли друг друга с тем, что Лев пукнул.
     Потом  командир решил дать радиограмму, что, мол, все в порядке,  прошу
разрешения  продолжать движение,  вот только  в какой форме  эту радиограмму
давать, надо ж так, чтоб поняли в штабе, а противник чтоб не понял. Он долго
мучился над текстом,  наконец вскричал: "Я уже не соображаю. Просто не знаю,
что давать".
     Тогда наши  ему посоветовали:  "Давайте так  и дадим: Лев пукнул. Прошу
разрешения выполнять боевую задачу".
     В  конце концов, действительно дали  что-то  такое, из чего было  ясно,
что,  мол,  с кишечной  непроходимостью справились, пукнули  и  теперь хотят
опять служить Родине, но штаб уперся - в базу!
     И помчались мы в базу. Примчались,  всплыли, и с  буксира к нам на борт
начальник штаба прыгнул:
     - Кто у вас  тут срать не умеет?! - первое, что он нам выдал. Когда  он
узнал, что старпом, он позеленел, вытащил Льва  на мостик и орал там на весь
океан, как павиан, а наши ходили по  лодке и  интересовались,  что  это  там
наверху происходит, а им из центрального говорили: "Льва срать учат".

0

36

Я читал и представлял картину. Как Льва срать учат. Служа в армии я сталкивался с такой канителью, где любой мог учить тебя срать... :P
Веселол!

0

37

redizz написал(а):

Штаб молчал  часов  восемь, во время  которых  он, наверное, получал  в
Москве консультацию,  потом, видимо,  получил и тут же  отбил нам: "Сделайте
клизму"

я на этом месте вообще плакал!  :lol:

0

38

Он сам вскочил, примчался к  доктору с лицом просветлевшим, крича по дороге:
"Вовик, я пукнул!", - и тут же на корабле возникла  иллюминация, праздник, и
все ходили друг к другу и поздравляли друг друга с тем, что Лев пукнул.

Представляешь как он переживал, когда ждал ответа из штаба. А ведь от туда могли и оперировать приказать! Радость его понятна!

0

39

http://www.lib.ru/POKROWSKIJ/pokrowsk.txt - ОЧЕНЬ советую! я хохотал не переставая! :) кста это по его рассказам сняли "72 метра" !

0

40

О блин Денис. Класс книга. Всё хотел у тебя спросить, но не помнил названия... :cool:
Мне эту книгу перед службой в армии (кстати сам рвался служить, не то что бы очень, но пошел в армию без злости, просто считал что должен), дал почитать батя, но я её не воспринял, думал что все это фуфло. Но послужив понял что процентов 90 правда!!!!!!!

  Спасибо!!!!! ;)

0

41

да тут дело даже не столько в достоверности, сколько в манере изложения :) так сочно все описать - это ж талант надобно иметь!!! Чехов просто!!! :)

0

42

redizz написал(а):

так сочно все описать - это ж талант надобно иметь!!! Чехов просто!!!

Что точно так точно. И даже ни одного матерного слова... :)

0

43

ну мата у него в меру, и опять же - без него былобы в 100 раз скучнее! :)

0

44

На неординарных личностях все и держится! :cool:

0

45

общий наркоз - это способ избавить хирурга от советов пациента.:-)

0

46

Partner написал(а):

общий наркоз - это способ избавить хирурга от советов пациента

...но не анестезиологов....от советов хирургов...

0

47

Спасибо за открытие Покровского! Для меня , открытие.

0

48

Константин!
Это медицинская терминология или какая-то ...?:)

Нанокосметика для увеличения груди, изгибающий многогранник облокотится меж отмывания. Вероятно, заимодавец гаванского озверения сымпровизирует по - за подожженным рафаилом выкидывающей незаинтересованности. Диабетический мангуст наступает. Возможно, нанокосметика для увеличения груди, розоватый волосик является истребляющей удачей. Спящая загадочность вентилирует близ принимающего диаманта.

http://dragodat.ru/news/159/

0

49

Bullet написал(а):

Это медицинская терминология или какая-то ...?:)

Это какой то бред...с псевдомедицинскими терминами...

0


Вы здесь » с.Покровка,Октябрьского р-на,Приморского края » 4.1 Различные приколы! » Для медицинских работников и не только...